ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение | ГЛАВА I. КОМИЧЕСКОЕ И ЯЗЫК | ГЛАВА II. ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА КОМИЧЕСКОГО | ГЛАВА III. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА КОМИЧЕСКОГО | ГЛАВА IV. РЕЧЕВЫЕ ПРИЕМЫ КОМИЧЕСКОГО | Заключение | Библиография

В книге на материале произведений писателей-сатириков 20-30-х годов ХХ века – Дж.Мамедкулузаде, А.Ахвердиева, Т.Шах--бази, Б.Талыблы, Гантемира, Мир Джалала, С.Рахмана и др., впервые раскрываются речевые средства и паралингвистические механизмы комического, манеры эзоповского повествования, иносказания, деформации, неожиданности, недоразумения, несоответствия и другие языковые приемы разоблачения негативных явлений, уродств и безобразий.

О КОМИЧЕСКОМ ПОТЕНЦИАЛЕ СЛОВ


Важнейший элемент художественного языка – слово занимает осо-бое место в системе языковых знаков. Проявление научной и ху-дожественной мысли начинается со слов. В силу своего универсального характера и широты функциональных воз-можностей сло-во обладает способностью называть, носить инфор-мацию, обоб-щать, быть выразителем различных чувств и отноше-ний между го-воря-щим и слушающим. Язык «не есть мертвое про-изведение, он всег-да активен», «это вечно возрождающаяся сила» (Гумбольдт). Дея-тельность языка проявляется в слове – в системе его значений, во взаимной связи его употребления с общеязыковым значением. Вот почему писатели должны с неослабевающим вни-манием относиться к общенародному языку, изучать его богатые возможности, быть способными выбирать наиболее точные и под-ходящие средства для выражения той или иной мысли, объединять в качестве первичных элементов творчества языковые единицы с максимальной эмоционально-экспрессивной нагрузкой и использо-вать их выразительные возможности. А.Фадеев, отмечая сложность писательского труда, писал: «Перед писателем огромное море слов, понятий: для выражения любой мысли, образа напрашиваются де-сять, пятнадцать, двадцать слов... Но как отобрать те, которые с пре-дельной правдивостью выразили бы именно то, что ты видишь, что ты хочешь сказать?»1
Творческий путь выдающихся мастеров сатиры 20–30-х годов Ильи Ильфа и Евгения Петрова отличался постоянными мучитель-ными поисками не только темы, идеи и образов, но и каждого сло-ва2. Писателя окутывают «волны безбрежного и бездонного моря

1 См.: О писательском труде. –М., изд-во «Советский писатель», 1953, с.281.
2 См.: Л.М.Яновская. Почему вы пишете смешно? – М., Наука, 1969, с.138.
общенародного языка» (И.С.Тургенев). Если писателю удается ус-пешно использовать хоть малую толику этого огромного богатства, язык его произведения становится ясным и прозрачным, как волны этого моря. Подобное отношение к слову является общественно-культурным, организующим требованием как языка «серь-ез-ных», несатирических произведений, так и языка комического ис-кус-ства. В общем словесном ансамбле произведения идейно-эс-те-ти-ческому выражению художественного мышления служат все ос-нов-ные и вспомогательные, самостоятельные и зависимые слова. Од-нако определенная часть слов в юмористических и сатирических произведениях, в отличие от основной массы слов лексическо-го состава, выделяется богатством своих метафори-ческих и эмо-циональных возможностей, комической нагрузкой, в силу чего она представляет собой очаг проявления комического мышления. В действительности эти слова как будто ничем и не отличаются от других слов, составляющих словарный состав языка, входя в определенные группы имен, глаголов и вспомогательных слов, и представляются обычными единицами лексической системы языка. Однако, в силу особенностей употребления их в условиях художественного текста и связей с другими словами и выраже-ниями, в этих лексико-фразеологических условиях они теряют свою «обыч-ность», оказываются в центре внимания повествователя, образа и читателя. Сила эмоционального воздействия слова в конкретных условиях, реакция условного образа автора-повествователя и других образов на это воздействие способны играть значительную роль в определении идейно-эстетических взглядов писателя, его творческой силы. В этом процессе выявляется умение писателя обращаться со словом, придавать ему особое значение, использовать богатые возможности общенародного языка, достигается оптимальная вершина пафоса писателя. Выдающимся мастерам удается реализовать скрытые в обычном употреблении, но имеющиеся в обще-народном языке художественно-эстетические и комические возможности слова. В принципе значения, обнаруживаемые в художественном произведении, существуют в общем потенциале слова. И «новатор-ские способности мастеров слова состоят в умении активизировать в соответствии с художественной целью и стилистической манерой одно из потенциальных значений слова. Создание нового значения на потенциальной базе слова вообще-то возможно. Однако это крайне редкое явление. Неизменная же задача писателя заключает-ся в том, чтобы подбирать наиболее точные и емкие слова, выяв-лять особенности значений слов и использовать наиболее уместное и в наибольшей степени отвечающее художественной цели значе-ние. В этом состоит стилистический отбор»1.
Выдающиеся мастера сатиры увековечили свои имена в миро-вой литературе умением обращаться с художественным словом, проводить тончайший стилистический отбор. Богатством в этом отношении отличаются традиции наших великих мастеров комиче-ского, таких, как М.Ф.Ахундов, Н.Везиров, Дж.Мамедкулузаде, А.Ахвердиев. Высокое искусство сатиры способно придавать осо-бые, дополнительные, переносные значения не только нейтраль-ным общеупотребительным и эмоционально окрашенным словам, но и терминам, терминологическим словам и словосочетаниям, лишенным какой бы то ни было экспрессивности. В этом отноше-нии весьма показателен язык сатиры Мирзы Джалиля. В данной связи достаточно обратить внимание на язык его фельетонов.2
Симург и Б.Талыблы, начавшие свою творческую деятельность еще до революции и продолжавшие ее в годы Советской власти, Кантемир, обра-тивший на себя внимание в 20-30-е годы своими сатирическими рассказами, писатели Мир Джалал, С.Рахман, еще в 30-е годы «показавшие умение видеть комическое в жизни, в дей-ствительности» (М.Ибрагимов), – все они учитывали необходи-мость выявления комического потенциала слова в целях художест-венного выражения для создания комического эффекта. Эти писа-тели проделали большую работу по выбору и активизации подоб-ных «сырых» значений многих слов, по шлифованию нашего лите-ратурного языка в лексико-семантическом отношении.
Как и в прозе Мирзы Джалиля и А.Ахвердиева, в творчестве са-тириков 20–30-х годов основными лексико-сатирическими сред-

1 Т.Щаъыйев. Сатира дили, с.5
2 Подробнее см.: Г.Казымов. Йазычы вя дил. – Бакы, В.И.Ленин ад. АПИ няшри, 1975, с.125-226.
ствами комического были слова с их разнообразными метафориче-с-кими возмож-ностями, комические сравнения, собственные име-на и прозвища, бранные слова и словосочетания. Разумеется, все пи-сатели не могли находиться на одинаково высоком уровне мастер-ства в выявлении комического потенциала слова. Серьезное влия-ние на практическую деятельность писателя оказывали его об-щая позиция в литературе, индивидуальный стиль, излюбленные мане-ры и привычные приемы описания. В творчестве Симурга и Б.Талыблы явное использование слова в особой комической роли наблюдается довольно редко. У Кантемира рассказ нередко строит-ся на комическом истолковании отдельных слов. Комизм слов в творчестве С.Рахмана чаще всего опирается на комические калам-буры. В прозе Мир Джалала комическое создается, в основном, за счет метафоризации слов, обыгрывания их многозначности. Неко-торые черты в использовании комических сравнений, собственных имен и прозвищ, грубых, бранных слов и выражений являются об-щими для мастеров сатирической прозы 20–30-х годов. Особая роль отдельных слов на общем комическом фоне обладает объек-тивной силой влияния на приобретение писательским стилем спе-цифического своеобразия. Это подтверждается фактами творчества выдающихся художников слова. В творчестве Чехова редко встре-чаются слова, имеющие особую нагрузку, резко выделяющиеся среди других слов. У Бунина же исключительно велика смысловая нагрузка отдельных слов. Фраза у него строится на базе одного или нескольких слов, обладающих особой выразительностью.1 Различ-ным было отношение к слову и фразе у Щедрина и Некрасова. У Некрасова мы видим максимальное использование народных вы-ражений, отличающихся глубокой мудростью точных саркастиче-ских выражений. Щедрин тоже не избегал подобных средств. Од-нако в сатире Щедрина несравненно чаще встречаются парадок-сально-сатирические грамматические конструкции и лексическое словотворчество.2
В приобретении лексическими единицами комической окраски решающими факторами являются комическая среда, неожиданная
1 См.: Валерий Гейдеко. А.Чехов и Ив. Бунин. – М., изд-во «Советский писатель», 1976, с.310.
2 См.: Е.К.Озмитель. О сатире и юморе, с.103.
связь слова в тексте с другими словами и выражениями. В языке прозы 20–30-х годов употребление слов в комическом качестве свя-зано (помимо иронической интонации) со следующими предпо-сылками:
1. Обыгрывание (с эффектом неожиданности) полисемии, омо-ни-мии, антонимии и синонимии лексических единиц.
2. Изменение стилистического ранга слов, относящихся к раз-лич-ным областям.
3. Историческое формирование определенной части лексиче-ских еди-ниц в комическом качестве.
Безусловно, комизм лексических единиц предполагает и другие при-чины. Однако исследуемый нами язык прозы предоставляет в рас-поряжение исследователя подавляющее большинство фактов, объ-яс-няемых именно указанными тремя причинными предпосылками.



© Кязимов Г. Теория комического (проблемы языковых средств и приемов). Баку, «Тахсил», 2004.