ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение | ГЛАВА I. КОМИЧЕСКОЕ И ЯЗЫК | ГЛАВА II. ЛЕКСИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА КОМИЧЕСКОГО | ГЛАВА III. ФРАЗЕОЛОГИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА КОМИЧЕСКОГО | ГЛАВА IV. РЕЧЕВЫЕ ПРИЕМЫ КОМИЧЕСКОГО | Заключение | Библиография

В книге на материале произведений писателей-сатириков 20-30-х годов ХХ века – Дж.Мамедкулузаде, А.Ахвердиева, Т.Шах--бази, Б.Талыблы, Гантемира, Мир Джалала, С.Рахмана и др., впервые раскрываются речевые средства и паралингвистические механизмы комического, манеры эзоповского повествования, иносказания, деформации, неожиданности, недоразумения, несоответствия и другие языковые приемы разоблачения негативных явлений, уродств и безобразий.

ГЛАВА I КОМИЧЕСКОЕ И ЯЗЫК

ФОРМЫ, СРЕДСТВА И ПРИЕМЫ КОМИЧЕСКОГО

С того самого времени, как художественное слово стало питать наш дух, а чувство юмора – просветлять нашу ду-шу, книги для нас никогда еще не становились столь «настольны-ми», сколько рассказы и фельетоны Мирзы Джалиля, «Хопхопна-ме» Сабира, драмы и проза А.Ахвердиева. Эти книги мы постоян-но перечитываем, они неувядаемы, нетленны. И каждый раз они вли-вают в нас но-вые силы, бодрость духа, ясность мыслей. Они явля-ют собой прее-мственное наследие сатирической поэзии велико-го Физули, его «Шикаетнаме», комедий Мирзы Фатали, его философ-ского трак-тата «Письма Кемальуддовле». Народные писа-те-ли С.Рагимов, М.Ибрагимов, создавая свои произведения, испытали силу влияния своих предшественников. На традициях, заложен-ных великими мас--те-рами прошлого, создавалась художественная проза Мир Джа-лала, рассказы и комедии С.Рахмана, произведения таких писа-те-лей, как С.Даглы, Анар, С.Га-дирзаде.
Общее название этой силы, опирающейся на сатиру и юмор – ко-ми-ческое (комизм). Комическое выступает обличителем сил зла, от-сталости и лени, невежества и самовлюбленности, самодурства и на-силия; оно – мера нрав-ственного превосходства человека.
Комическое порождено природой человека; оно присуще на-род-ному ду-ху, оно в крови народа. Великие мастера учились ему у на-рода, по его уст-но-му творчеству. Отшлифовав его формы, они вновь возвращали его народу.
Народ всегда высоко ценил остроумных людей, мастеров юмо-ра, умело использующих оружие сатиры. Комическое искусство подлинных мастеров сме-ха – это сила, постоянно зовущая к про-грессу: «Комическое искусство под-линно революционно. Смех ни-ког-да не служил силам реакции и рег-ресса».1
1 Л.Ершов. Сатира и современность. – М., Современник, 1978, с. 267.
Комическое имеет отношение ко всем видам искусства (за ис-ключе-нием разве архитектуры). Трудно найти художника, не пы-тавшегося использовать возможности комического, не стремивше-гося обогатиться за счет этого не-иссякаемого источника народного духа. Это относится и к художественной литературе, и к киноис-кусству, к музыке и живописи.
Юмор – в природе азербайджанского народа. С древнейших вре--мен весе-лая шутка, анекдот, афоризмы как образцы высокой на--ходчивости и остроу-мия поддерживали народ в годину испытаний, усиливали его веру в светлое будущее. Юмор и острая сатира, неотъемлемые от природы народного ду-ха, проявлялись во всех образцах фольклора, начиная от небольших высказы-ва-ний, про--никнутых мудростью назиданий, и кончая широкими полотнами эпических сказаний. Они обогатили произведения всех пред-ста-вителей нашей письменной литературы.
Комическое, наряду с прекрасным, возвышенным, трагическим и герои-ческим, представляет собой одну из наиболее значительных и в то же время весьма сложных кате-горий эстетики.
«Под «комическим» подразумеваются как естественные собы-тия, объ-ек-ты и возникающие между ними отношения, так и опре-деленный вид твор-чества, суть которого сводится к сознательному конструированию некой сис-темы явлений или понятий, а также системы слов с целью вызывать эффект комического».1
Наиболее значительным показателем и результатом естествен-ной ко-мической ситуации является смех, спектр которого распро-страняется от беззлобно-добродушного подтрунивания до беспо-щадного бичевания. Поэтому комизм непременно требует разгра-ничения оттен-ков смеха, проявлений гаммы смеха в различных то-нальностях. Полярными показателями смеха с внешней точки зре-ния выступают улыбка и гомерический хохот. Устоявшимися в эс-тетической и филологической литературе терминами являются вы-ражения типа «злой смех», «грозный смех», «гневный смех», «сар-кастический смех», «вес-елый смех», «хохот». Эти термины приз--ваны обозначать градацию диапазона смеха.
1 Б.Дземидок. О комическом (Перевод с польского). – М., Прогресс, 1974, с. 7.
В ряде случаев смех имеет чисто физиологический характер, когда сигнализирует о врожденной реакции мозга на определенные стимулы. Например, улыбка и смех новорожденного рассматрива-ются как результат простого физического комфорта.1 Однако смех как явле-ние эстетическое по своей сути коренным образом отлича-ется от смеха как явления физиологи-чес-кого.
Юрий Борев, называющий комизм «прекрасной сестрой смеш-ного», считает, что «смех и смешное – шире комического. Они ох-ватывают и внеэ-сте-ти-ческие явления. Смешное не всегда комично. Комическое – прекрасная сестра смешного. Комическое порождает «высокое».2 Того же мнения приде-рживается и А.Н.Лук: «... не все смешное комично, но все комическое смеш-но. Иными словами, обладая всеми признаками смешного, комическое обла-да-ет еще каким-то дополнительным признаком. Это признак общественной значимости». «Комическое – это общественно зна-чи--мое смешное»3.
В этой мысли существенны две особенности. Первая относится к трактовке сущности комического: комическое нельзя отождеств-лять со смешным вообще, оно общественно значимый смех. В азербайджанской лите-ратуре и в истории эстетической мысли суть комического также оценивалась подобным образом. Например, на-родный писатель М.Ибрагимов следующим образом разъясняет содержание комического, т.е. комедии: «...Главной осо-бенностью и функцией комедии является стремление рассмешить человека. Од-нако целью комедии никогда не было и не могло быть простое вы-зывание смеха. Это лишь средство достижения цели».4 Вот почему смех, лишенный общественной направленности и социального со-держания, не является коми-ческим, а писатели, чьи произведения были рассчитаны на подобный смех, подвергались справедливой критике. В критике нередко используется выра-жение «пустой смех» при анализе подобных слабых произведений с комичес-кой структурой. «Существует значительное качественное различие
1 См.: А.Н.Лук. О чувстве юмора и остроумии. – М., Искусство, 1968, с. 63.
2 Ю.Борев. О комическом. – М., Искусство, 1957, с. 28.
3 А.Н.Лук. О чувстве юмора и остроумии, с. 137.
4 М.Ибращимов. Хялгилик вя реализм ъябщясиндян. – Бакы, Азярняшр, 1961, с. 269.
между обычным смехом и комическим (комизмом). Смех выражает ес-тественную, физиологическую реакцию индивида, его субъектив-ное отношение к полу-чен-ному впечатлению. Комизм же имеет бо-лее об-щее, объективное содер-жание. Он представляет собой на-и-выс-шую сту-пень смеха». В произведениях, лишенных подлинного ко-мизма, «сю-жет оказывается незатейливым, образы незначительны-ми, подлин-но сатирический гневный смех подменяется пошлым хихиканьем»1.
Польский ученый Богдан Дземидок считает необъективным по-доб-ное разграничение эстетического и физиологического смеха, вы-вод последнего за пределы комического. По мнению этого автора, от-сутствует разница между эстетически-комическим удоволь-ствием, по--лучаемым от общественно значимого явления, и удо-воль-ствием, дос--тавляемым смешным явлением, лишенным социаль-ного характе-ра2.
Эта мысль не лишена резона, она подтверждается множеством фактов, предоставляемых мировым искусством. Искренний смех вы-зывают манеры, жесты героев выдающегося представителя комиче-ского искусства Ч.Чаплина, даже в тех случаях, когда они и не имеют общественного содержания. Они доставляют удовольствие зрителю и, следовательно, включаясь в общий ансамбль художественности, несут эстетическую нагрузку. Все, что здесь выражается жестами, движени-ем, может быть выражено также и словом. Подобных деталей немало наблюдается в произведениях таких азербайджанских писателей, как Н.Везиров, А.Ахвердиев, Мир Джалал, С.Рахман.
Вторая особенность связана с тезисом о том, что «все комиче-ское вызывает смех, однако не все, что вызывает смех, есть коми-ческое». Первая часть данного тезиса иногда не оправдывает себя. По мысли Кагана, нет необходимости, да и невозможно всегда ис-кать смешное в сатире, представляющей собой самую активную фор-му комического. В целом ряде сатирических произведений М.Горь-кого и В.В.Маяковского отсутствует смешное и ярко выра-жены презрение и гнев. Эта особенность подтверждается и факта-ми азербайджанской литературы. Некоторые сатирические фель-е-то-ны Мирзы Джалиля вызывают не смех, а гнев.
1 Мещди Мяммядов. Азяри драматурэийасынын естетик проблемляри. – Бакы, Азярняшр, 1968, с. 217; 239.
2 Б.Дземидок. О комическом, с. 9.
В филологической и эстетической литературе нередко наблю-дается отождествление и смешение форм и приемов комического.
Существуют две отличные друг от друга формы комического: юмор и сатира. Это традиционные формы, и правомерность их раз-граничения ни у кого не вызывает сомнений.
Некоторые исследователи рассматривают иронию в качестве са-мостоятельной формы комического. В силу своей интеллектуальной обусловленности и критической направленности ирония сближается с сатирой; вместе с тем между ними проводится грань, и ирония рас-сматривается как переходная форма между сатирой и юмором. Со-гласно этому положению, объектом иронии является преимуществен-но невежество, в то время как сатира обладает унич-тожающим ха-рак-тером, создает нетерпимость к объекту смеха, общественной нес-пра-ведливости. Ирония – средство невозмути-мой холодной критики.
Несколько противоречива и мысль Б.Дземидока, уделяющего прис-тальное внимание вопросу форм и приемов комического. С од-ной стороны, он возражает исследователям, считающим иронию переходной (между юмором и сатирой) формой, и совершенно спра-ведливо считает необходимым включать ее в технику комиче-ского: «... ирония остается по существу одним из видов техники комического, используемой как сатирой, так и юмористикой»1, с другой – у него за несколько иной терминологией мы вновь видим квалификацию иронии как переходной формы.
Неправомерно отделять иронию от юмора и в особенности от сатиры. Так, острая сатира Мирзы Джалиля строится на иносказа-нии и злой иронии. Ирония молланасреддинцев направлена не только против общественной несправедливости. И не случайно то, что основными формами комического Ю.Борев и Л.И.Тимофеев считают (совершенно справедливо) сатиру и юмор*.
Б.Дземидок. О комическом, с.102.
* Термин «комическое» принят в эстетической литературе в качестве сло--ва, обозначающего общее и широкое понятие; сатира и юмор, как уже от---мечалось, считаются формами комизма. В азербайджанской филологии тер--мин «комическое» используется реже слов «сатира» и «юмор» и восприни--мается как слово, близкое по семантическому объему к сатире и юмору, как равноправное и более легкое. Может вызвать недоумение определение жи--вой сатиры Мирзы Джалиля как «комического произведения». Однако здесь нет ничего противоречивого: сатира представляет собой высшую и острую форму комического.
Иногда говорят о видах комического – таких, как юмор, сатира, гротеск, ирония, карикатура, пародия и т.д. Подобное выделение видов комического проистекает от смешения форм и приемов ко-мического. Гротеск, карикатура, пародия входят в технику гипер-болы и в совокупности составляют прием деформации явлений, характеров. Вот почему их нельзя считать формами комического. Они в одинаковой степени служат и сатире и юмору.
В филологической и эстетической литературе чаще всего вклю-чают в одно и то же множество средства и приемы комического, средства комического растворяют в его приемах; лишь иногда эти понятия рассматриваются как равноправные и пересекающиеся.
Подлинно сатирическое произведение обладает значительной силой воздействия на внутренний мир человека, оно создает яркое и незабываемое впечатление. Что же способствует созданию по-добного впечатления? Хотя «изучение языка (или «стиля») худо-жественной литературы как специфическая задача филологии и эстетики распространяется все шире и шире»1, однако эти вопросы до сих пор не нашли конкретного и точного ответа в работах, по-священных теории комического. Вообще вопрос о средствах коми-ческого, в особенности языковых, не был всесторонне исследован. Филологи и искусствоведы больше интересовались приемами ко-мического, нежели его средствами.
Средства и приемы комического обычно рассматриваются на материале художественной литературы на фоне исследования ма-неры письма отдельных мастеров*. Исследователь нередко нахо-дится под впечатлением индивидуальной творческой манеры вы-дающегося писателя, что в определенной степени препятствует вы-ведению обобщений. Попытки подобных обобщений наблюдаются лишь в некоторой части эстетической литературы, посвященной вопросам теории комического.

1 В.В.Виноградов. О теории художественной речи. – М., изд-во Высшая школа, 1971, с. 105.
* Средства и приемы комического привлекали к себе внимание уже в ан-тич--ную эпоху (см.: А.Н.Лук. Указанное сочинение, с.82-116). Наша цель зак--лю--чается не в прослеживании истории изучения этих вопросов, а в анали-зе литературы последних лет.
Особая заслуга в области исследования средств и приемов ко-мического на материале художественной литературы принадлежит В.В.Виноградову и А.И.Ефимову. Говоря о роли Н.В.Гоголя в раз-витии русской литературы, акад. В.В.Виноградов стремился отве-тить на вопрос о том, «как и какие средства общенародного языка использовал Гоголь для описания и разоблачения современной ему действительности в «Мертвых душах», и ему удалось выявить це-лый ряд характерных особенностей. Выясняется, что определенную часть «средств и приемов» языка Гоголя использовал в свое время еще А.С.Пушкин, вместе с тем другая часть средств и при-емов – творческие находки самого Гоголя, которые позднее были им раз-виты и усовершенствованы. В данной статье Виноградов, расс-матривая одновременно средства и приемы комического, оста-навливается главным образом на таких средствах, как «принцип» неожи-данного совмещения слов и выражений с различающимися зна-чениями, острая метафора, основанная на ироническом сравне-нии образов с животными и растениями, образное сравнение и со-поставление, ирония, основанная на связывании слов с противоре-чащими значениями, комические каламбуры, синонимия слов с противоположными значениями, мастерское соединение авторской речи и образа и т.д.1. Исследование средств и приемов комического не являлось единственной целью данной статьи, поэтому автор ог-раничился рассмотрением особенностей, вызывавших наибольший интерес. Эти особенности можно обобщить под названием «лекси-ко-семантические средства».
В центре внимания ряда исследователей находился язык сатиры Салтыкова-Щедрина, средства и приемы сатирического изображе-ния, использованные писателем в целях разоблачения буржуазно-помещичьего строя. В книге А.И.Ефимова «Язык сатиры Салтыко-ва-Щедрина» подробно анализируется лексический состав произ-ведений писателя, мастерство в обращении с художественным сло-вом. В этой работе впервые всесторонне обсуждаются такие вопро-сы, как публицистическая лексика и фразеология в языке писателя, профессиональная терминология, лексика и фразео-
1 Материалы и исследования по истории русского литературного языка. – т. III, изд-во АН СССР. – М., 1953, с.28-39.
логия научно-технического характера, использование автором про-сто-речных слов, старославянизмов и беллетристических элемен-тов, его новаторство в области фразеологии. В этом ценном труде от-мечается использование Салтыковым-Щедриным различных лек-сических групп, однако в работе не ставится цель изучить особен-ности употребления лексического и фразеологического материала в языке сатиры. Автор и сам не забывает об этом и заключительную главу называет «Средства художественной изобразительности», однако и здесь он ограничивается, в основном, лишь рассмотрени-ем комических сравнений. В монографии подробно анализируется манера письма Щедрина, один из способов разоблачения сущест-вующих общественных отношений – эзопов язык, обращение к не-му писателя в связи с цензурными ограничениями; использование эзоповской манеры как художественного средства рассматривается на богатом языковом материале.1
Известно, что факторами, связывающими комическое с языком художественной литературы, являются средства его реализации, некоторые способы его проявления. В теоретической литературе понятия «средство» и «прием» разграничиваются лишь условно и употребляются параллельно, нередко наблюдается их отождеств-ление. Вторая часть употребительного в русском языке терминосо-четания «комическое средство» («средство») понимается то как собственно средство, то как прием. Один из исследователей коми-ческого Ю.Борев использует данное терминосочетание. И здесь мы не наблюдаем строгого разграничения средств и приемов коми-ческого. Несмотря на это, сделанное Ю.Боревым в области изуче-ния художественных средств комического заслуживает внимания. До него теоретиками комического не ставились во главу угла сред-ства и приемы комического. Говоря, например, о последней главе книги В.Фролова «О советской комедии», Ю.Борев указывает, что работа значительно выиграла бы, если бы автор в главе «Как созда-ется комедия?» остановился на технике комического – на способах и средствах создания лирической и сатирической комедии, на приемах разоблачения типами себя и друг друга, на гро-
1 См.: А.И.Ефимов. Язык сатиры Салтыкова-Щедрина. – Изд-во Москов-ского университета, 1953, с.436-463.
теске и т.д.1 По мнению Ю.Борева, сравнение того, что является мишенью для смеха, с животными, птицами, насекомыми, неоду-шевленными предметами представляет собой одно из значитель-ных средств комического. В качестве средства комического в рабо-те подробно рассматривается роль комического характера, комиче-ской детали, комической ситуации, комической интриги. Как зна-чительные средства комического в работе отмечаются, наряду с шутливыми и двусмысленными афоризмами, комические каламбу-ры, много-значность, омонимия, иносказание, макароническое сти-хотворение и т.д2.
Безусловно, средства и приемы комического появляются не сразу, постепенно с развитием литературы увеличивается их число, обогащается содержание. Ю.Борев, говоря о средствах классиче-ской сатиры, считает необходимым особо отметить «... саморазо-блачение и взаиморазоблачение сатирических персонажей, распро-страненное сравнение их с животными и овеществление, комедий-ный контраст, собственно языковые комедийные средства (калам-бур, комедийная характеристика, сатирическое иносказание и алле-гория)»3. Этот перечень, в основном, сохраняется Ю.Бо-ре-вым и впоследствии.4 Однако следует отметить, что данный перечень не составляет однопорядкового класса. Здесь явно смешивают-ся сред-ства и приемы комического, скажем, техника гиперболиза-ции представляет собой один из наиболее активных способов де-формации фактов и явлений; или же разоблачение себя и друг дру-га связано со структурой произведения и его сюжетом.5 Много-значность, омонимия, каламбур, иносказание, комический контраст и т.п. являются языковыми средствами комического. Неправомерно ставить в один ряд как факторы одного порядка насмешку, иноска-зание, гиперболизацию (и ее виды – гротеск, карикатуру, пародию, фантастику), комическую деталь, комическую интригу, комиче-скую ситуацию, комический характер, контраст, калам-

1 См.: Проблемы теории литературы. – М., изд-во АН СССР, 1958, с.316.
2 Ю.Борев. О комическом, с.196-232.
3 Там же, с.200.
4 См.: Ю.Борев. Комическое. – М., Искусство, 1970.
5 См.: А.Н.Лук. О чувстве юмора и остроумии, с.140.
бур и т.д. Некоторые из них – иносказание, контраст, каламбур, ал-легория и др. рассматриваются как «особые средства». Эта мысль справедлива, однако она не получает дальнейшего развития. Без языкового материала невозможно саморазоблачение и сравнение, воплощение и гиперболизация, создание комических характеров и т. п. Большинство из них связано с употреблением в комическом качестве видов метафоры.
В связи с исследованием теории комического в общем эстети-ческом плане следует упомянуть книгу А.Макаряна «О сатире», в которой автор вопреки ее названию больше говорит о «комиче-ском». И в самом деле, первая часть монографии называется «Ко-мическое в литературе», вторая – «Комизм». Во второй части ав-тор, поставивший перед собой задачу «исследовать основные худо-жественные средства сатирического творчества», рассматривает та-кие явления, как «комизм слов», «образный комизм», «логизм и ало-гизм», «комизм положения», «комизм характеров», «комизм об-стоятельств», «комизм действия».
Автор рассуждает о двух видах комических слов: остроумное и комическое слово. Думается, однако, что остроумие представляет со-бой объект совершенно другой области исследования. Что же ка-сается комических слов, то они, по мнению Макаряна, связаны с невежеством, культурной отсталостью, нервозностью и т.д. Пыта-ясь определить группы комических слов, он пишет: «Отступление от общепринятого употребления слова: диалектизмы, профессио-нализмы, архаизмы, неологизмы, варваризмы, нарушение смысло-вых и грамматических связей – все это часто придает слову коми-ческое значение».1 Однако в конкретных случаях автор испы-ты-вает затруднения при разграничении средств и способов коми-ческого. Так, основными источниками словесного комизма автор счи-тает беспорядочность мыслей и их логическое оформление, ску--дость мысли, витиеватость, вычурность речи, нарушение связи меж-ду репликами, комическое повышение или понижение инто-на-ции, потерю нити мысли во время разговора, слова, выражающие противоречащие понятия, повторы, комизм звуков и каламбуры.
1 А.Макарян. О сатире. Перевод с армянского. – М., изд-во «Советский писатель», 1967, с.200.
Между тем, в примерах типа «Наш рентген вышел в декрет» ко-мизм основывается на метонимическом характере слов. Скудость мыс-ли, вычурность связаны с употреблением речевых анахрониз-мов. Нарушение связи между репликами – это просто одна из форм проявления недоразумения, взаимного непонимания. Комическое повышение интонации означает комический контраст. Отступление от общепринятого употребления слова и повторы являются харак-терными признаками приема неожиданности, внезапности. Таким образом, на поверку оказывается, что средствами комического яв-ляются лишь метонимия, лексические контрасты, комизм звуков и каламбуры. Под заголовком «Образный комизм» рассматривается комизм тропов. «Говоря о комическом значении об-раза, – пишет А.Макарян, – мы имеем в виду выразительные сред-ства языка, в особенности эпитет (который мы рассматриваем вне тропа), неко-торые виды тропа: метафору, сравнения, перифразу, аллегоризм, персонификацию, гиперболу, литоту»1. Гипербола и литота, конеч-но, не вписываются в данный перечень. Автор также смешивает средства юмора и сатиры со способами создания юмора и сатиры. Кроме того, отмеченные им языковые средства, в равной мере об-служивающие и лирические, эпические, драматические произведе-ния, не мотивируются с точки зрения спецификации художествен-ных средств комического, средств смеха.
Суждения о средствах и приемах комического у А.Бушмина, од-ного из видных исследователей сатиры Щедрина, также носят до-вольно общий и расплывчатый характер. При исследовании твор-чества Щедрина в центре внимания автора находятся гипербо-ла, гротеск, фантастика, эзопов стиль. Рассматриваются особенно-сти структуры произведений великого сатирика, говорится об обра-зе рассказчика, поэтической аллегории, гиперболе и элементах фантастики, лексическом и фразеологическом материале произве-дений и о метафорических возможностях этого материала, собст-венных именах, эпитетах, метафоре, формулах, образности, о мас-терском использовании писателем эзопова языка – как о средствах создания художественности. Бушмин отмечает, что к некото-рым из указанных приемов Щедрин прибегал в связи с цензурными
1 А.Макарян. О сатире, 1967, с.209.
ограничениями: «Композиция циклов и отдельных произведений Салтыкова, фигура условного автора-повествователя, струк-тура об-разов, поэтические аллегории, элементы гиперболизма и фанта-с-ти-ки, художественная стилистика (лексика, фразеология, тропы и т.д.) – все это до некоторой степени отражает цензур-ные сообра-же-ния, которыми руководствовался сатирик в своей творческой ра-боте»1. Бушмин указывает, что Гоголь и Щедрин в целях сати-ри-ческого описания используют все выразительные сред-ства кри-ти-ческого реализма, в особенности метод психологического анали-за. Щедрин никогда не изменял своим убеждениям, его оружием в борьбе против мракобесия было художественное слово, он обогатил тактику художественности сложными, богатыми, оригинальны-ми средствами и способами.
Существуют также мнения других ученых о художественных средствах комического, высказанные по тому или иному поводу. А.Н.Лук отмечает, что «...существует разница между остроумием и «художественными средствами, отражающими комизм»2. Отсюда мож-но было бы сделать вывод о том, что автор действительно име-ет в виду художественные средства комизма. Однако общий дух рабо-ты свидетельствует о том, что здесь речь идет о различии между приемами комического и внутренними способами остроумия.
В книге одного из исследователей сатиры Д.Николаева «Смех – ору-жие сатиры» основные проблемы анализируются с точки зре-ния типизации образов, и художественно-комические средства рас-с--матриваются в главе «Средства сатирической типизации». Осо--бое значение в сатирических произведениях, по мнению Д.Ни-кола-ева, приобретают детали. Автор отмечает, что сатирический портрет отлич-а-ется от эпического не только ясностью отношений, подробностью описания той или иной характерной черты, раскры-тием сущности образа, а прежде всего ярко выраженным комиз-мом, смешными деталями и сравнениями. Слабость большинства сатирических произведений связана с отсутствием комических де-та-лей или их незначительностью. Автор считает, что не сле-дует предъявлять ко всем комическим деталям такое требование, как
1 См.: Салтыков-Щедрин. 1826–1976 (Статьи. Материалы. Библио-графия). – Л., Наука, 1976, с.44.
2 А.Н.Лук. О чувстве юмора и остроумии, с.148.
идей--ная насыщенность; довольно часто детали служат лишь созда-нию комической ситуации. Например, уже первое знакомство с ху-дым длинным Дон Кихотом и толстым маленьким Санчо вызыва-ет улыб-ку. Безусловно, говоря о комизме, необходимо учитывать по-доб-ные заме-ча-ния. Однако нас интересуют не все, а лишь речевые детали.
Д.Николаев специально останавливается на некоторых вопро-сах языка сатирического произведения и указывает, что одним из средств впечатля-ющей типизации в подобных произведениях явля-ется язык образов. Прямая речь героя служит для более выпуклого изображения его внутреннего мира, раскрываемого авторской ха-рактеристикой, описанием портрета и т.д. В этих случаях комизм диалога становится причиной своеобразного языкового «диссонан-са», характерные черты образа проявляются выпукло. В этой связи высокую оценку Д.Николаев дает творчеству Н.В.Гоголя и, анали-зируя целый ряд фактов, приходит к выводу, что в раскрытии коми-ческих противоречий речь обра-зов играет не меньшую роль, чем ав-торская характеристика: «Тут уж воисти-ну можно сказать, что язык их – враг их. Каждая их фраза, каждая реплика, каждый вопрос бле-стяще вскрывают их ничтожную и смешную сущность»1.
Д.Николаев указывает, что комическая выразительность речи об--раза создается различными средствами: сатирики широко исполь--зуют алогизмы, недоразумения, диалоги, речевую путаницу; не--редко слова, обычно используемые в одной сфере (например, по-ли-ти-ческой), неожиданно употребляются в совершенно иной сфе-ре (на-при-мер, бытовой), выдвигаются на передний план многознач-ность слов и омонимия, удачно найденная речевая деталь превращается в средство едкой характеристики сатири-ческого образа и т.д.
Следовательно, потенциальные ресурсы языка весьма значи-тель-ны, и поэтому писатели должны глубоко чувствовать язык и максимально учитывать особенности художественного языка. Го-воря образным выражением народного писателя М.Ибрагимова, «Художественный язык обладает своеобразным логарифмом, изу-чение которого есть пожизненная задача писателя»2.
1 Д.Николаев. Смех – оружие сатиры. – М., Искусство, 1962, с.150.
2 М.Ибращимов. Хялгилик вя реализм ъябщясиндян, с.129.
В работе Д.Николаева уделяется особое внимание непосредст-венно объяснению средств комического. Правда, и в этой работе отсутствуют точная система, конкретная и ясная классификация, однако выводы автора достаточно четки: «У сатиры нет каких-то специальных средств типизации, присущих только ей и не встре-чающихся в других поэтических родах»1. По мнению автора, в са-ти-ре используются такие средства, как сюжет, портрет, язык об-ра-зов и т.д., такие «общие» тропы, как метафора, эпитет, сравнение. Однако, в отличие от авторов несатирических произведе-ний мас-те-ра комизма должны уметь придавать подобным средст-вам ко-ми-чес-кий смысл.
Б.Дземидок в своей работе, посвященной теории комического, хотя и не рассматривает средства комического, исследованию его форм и способов отводит особое место. Он отмечает пять приемов создания комического: видоизменение и деформация явлений; не-ожиданные эффекты; несоразмерность в отношениях и между яв-лениями; мнимое объединение абсолютно разнородных явлений: создание явлений, которые по существу или по видимости откло-няются от логической или праксеологической нормы. Эти приемы объясняются на основе фактов мирового искусства2. Обобщенные высказывания автора о приемах комизма в несколько уточненном виде могут быть применены к творчеству мастеров комизма раз-личных народов. Еще одним достоинством книги Дземидока явля-ется то, что говоря о чисто комических приемах он исключает средства комического, считая их темой отдельного исследования.
В других работах3, посвященных теории комического, в зави-симости от цели исследователя и имеющихся у него фактов дается более или менее широкий анализ отдельных вопросов. Отграниче-ние средств комического от его приемов и их специальное иссле-дование представляет собой актуальную проблему.
1 Д.Николаев. Указанное сочинение, с.137.
2 Б.Дземидок. Указанное сочинение, с.66-68.
3 См.: А.Слонимский. Техника комического у Гоголя. – Пг., 1923; О мас--терстве сатиры. Сб.статей. Ред. К.Иманалиев, вып.I. –Фрунзе, 1960; И.Эвен-тов. Сила сарказма. – Л., 1973; Я.Е.Эльсберг. Вопросы теории сатиры. – М., изд-во «Советский писатель», 1967; Е.К.Озмитель. О сатире и юморе. –Л., 1973 и т.д.
* * *
Изучению средств и приемов комического в теоретическом ас-пекте уделялось мало внимания в азербайджанской филологии. Лишь в некоторых газетных и журнальных статьях, отдельных мо-нографиях исследователи, говоря о художественном языке, каса-лись тех или иных вопросов данной проблемы. Между тем иссле-до-вания в этой области могли бы сыграть значительную роль в раскрытии силы выдающихся мастеров комизма.
Проф. А.Демирчизаде еще в 1935 году в статье «Смех и шарла-таны»1, рассматривая роль смеха в языке сатирической прозы, пред-принял попытку разграничить средства и способы комизма. Ана-лизируя язык сатиры Кантемира (Гафура Эфендиева), автор стре-мился выявить «технику смеха» в языке художественного про-из-ведения. По мнению А.Демирчизаде, общественный смех должен быть порожден не только словами и выражениями, но и, в част-ности, психологическим моментом. Он отмечал слабую выраженность последнего в ряде рассказов писателя.
В статье «Комизм в пьесах М.Ф.Ахундова»2 А.Демирчизаде бо-лее под-робно рассматривает сущность комического, высказывает инте-рес-ные соображения относительно техники комического у выдающегося пи-сателя, говорит о силе воздействия его драматических произве--де-ний. Большое внимание здесь уделено анализу при-е-мов комическо-го на основе фактов, представляемых комедиями М.Ф.Ахундова, наз-ван-ны-ми «одним из самых совершенных об-раз-цов техники комического».
Говоря о технике комического, А.Демирчизаде отмечал не толь----ко роль «типов, вызывающих смех», комической ситуации и ко--ми-чес-кого характера: особое значение он придавал языку, речи образов как мощному средству комического. Он писал: «Одним из наиболее зна-чительных средств комического является язык. М.Ф.Ахун--дов мас-тер-ски использовал возможности языка, не только совершенствуя свою драматургию, но и создавая комическое, смешные типы, ситуа-ции и характеры». Придавая особое значение этой особенности, автор в отдельности останавливается на роли речевых деталей, пословиц и пого-ворок, проклятий и ругательств, анализируя их на некоторых фактах.
1 «Ядябиййат гязети», от 1 марта 1935 года.
2 «Ядябиййат гязети», от 29 декабря 1938 года.
Анализу средств и приемов комического посвящены также ста-тьи А.Демирчизаде «Техника сатиры Сабира»1 и «О сатирическом языке поэта»2. Говоря о «технике сатиры», автор рассматрива-ет такие важные проблемы, как способы вызывания смеха, прие--мы комического. Он пишет: «Техника сатиры Сабира - это форма его уничтожающего смеха и способа смеха». Иногда автор толкует «способ смеха» в широком смысле как сатиру и юмор, а иногда в конкретных значениях, как «саморазоблачающая простодушная речь типов», «разоблачение путем откровенного признания, испо-веди типа». Широкое место в статье отводится анализу способов иносказания поэта: «Один из основных сатирических способов вы-ражения заключается в иносказании, когда все положительное вы-дается за отрицательное, все честное, правдивое, пря-мое изобража-ется как неверное и лживое». Например, опираясь на стихотворе-ние «Бащ-бащ, йеня бащ-бащ», автор дает следующую формулу выдачи положительного явления за отрицательное в устах отрица-тельного персонажа: «Здесь проявляется абсолютно математиче-ский закон: слагаемое двух отрицательных моментов, т.е. муллы как отрицательного типа и его негативного отношения к образова-нию, дает положительный результат – необходимость и полезность просвещения».
Вторую статью о Сабире А.Демирчизаде посвятил вопросам языка. В ней при изучении и анализе лексических и фразеологиче-ских средств комизма рассматривается роль «смешных и уродли-вых уподоблений», «устойчивых выражений и поговорок, употреб-ляющихся в народе», «междометий и звукоподражательных слов» в создании комизма. Указанные средства анализируются как состав-ные элементы сатирического языка Сабира. Обыгрывание слов и выражений путем пародии, рассматриваемое в данной статье, есть область более тонкой материи. О лексических и фразеологических пародиях в нашей филологии говорилось очень мало, отдельные же высказывания подобного типа ныне уже позабыты. А.Демирчизаде рассматривал лексические и фразеологические пародии в качестве значительных языковых средств комизма и выде-
1 «Азярбайъан мцяллими» гязети, от 18 июля 1946 года.
2 «Азярбайъан мцяллими» гязети, от 5 июня 1947 года.
лял три их вида: употребление иноязычных слов, особенно класси-ческих выражений арабо-персидского происхождения, имеющих религиозное содержание, в комических ситуациях; использование способа выражения, присущего тому или иному языку, наречию, с целью вызывания смеха; форма подражания классическим произ-ведениям. Автор справедливо отмечает, что в то время как на про-тя-жении XVIII–XIX веков и даже в период до Октябрьской ре-во-лю-ции использование в речи ряда арабо-персидских оборотов свя-зы-валось с их изысканностью, молланасреддинцы подобные выра-жения сделали объектом смеха, использовали их как средство ко-мического. В пародиях Сабира на Физули и С.А.Ширвани слова и выражения (без изменений или с незначительными изменениями) путем замены их антонимами превращались в средство сатиры.
В этой статье А.Демирчизаде стремится подойти к исследова-нию языковых (лексических и фразеологических) средств комиче-ского с сугубо лингвистических позиций и дать им объективную оценку.
Таким образом, мощная сатира Сабира обращала на себя вни-мание исследователей не только социальным характером, но и в плане изучения средств и приемов комического.
Еще в 50-е годы А.Мирахмедов, давший всесторонний теоре-тико-эстетический анализ революционной сатиры Сабира, в своей монографии «Сабир» затрагивает также способы разоблачения, ис-пользуемые поэтом.
Исследуя отдельные вопросы, автор показывает роль иронии и иносказания, художественного контраста и противоречий, разобла--чения и саморазоблачения в творчестве поэта. В монографии осо-бо отмечается обращение к эзопову языку молланасреддинцев, в том числе Сабира, что было связано с цензурными условиями. На материале творчества Мирзы Шафи, Баба бека Закира, Г.За-ки-ра, М.Ф.Ахундова и других сатириков разъясняются вынужденные обращения к эзопову языку в литературе до Сабира1. Некоторое время спустя автор вновь высказывается по этому поводу, делая более широкие обобщения: «Все мастера сатирического слова, от Эзопа до Рабле, от Крылова до Гоголя и Щедрина, нередко вынуж-
1 Я.Мирящмядов. Сабир. Азярб. ССР ЕА-нын няшри, – Бакы, 1958, с.87-89.
дены были прибегать к «эзоповскому» языку, различным тропам и аллегориям, облекали свои критические мысли и суждения в ино-сказательную форму, вуалировали их. В.И.Ленин высоко ценил потенциальные боевые возможности этого так называемого эзопов-ского языка»1.
Заслуживают внимания также исследования Дж.Хандана, по-священные средствам и приемам комического. Дж.Х.Гаджиев, по-святивший ряд статей и книг жизни и творчеству М.А.Сабира, его великому искусству, в своем ценном труде «Особенности мастер-ства М.А.Сабира»2 впервые всесторонне анализирует разнообраз-ные острые приемы разоблачения, комические средства, исполь-зуемые сатириком. Он не ставил целью исследование в теоретиче-ском аспекте проблемы в целом, однако, говоря о поэтике Сабира, пристальное внимание уделял приемам сатирического обличения, используемым поэтом. В первой главе («Поэтика Сабира») автор, в основном, рассматривает лексико-фразеологические и сти--листические средства комического. В одном ряду он объединяет такие средства и приемы, как аллегория, метафора, эпитет, кон--траст, неологизмы и устаревшие слова, слова революционно-общественного содержания, идиомы и гиперболы, иносказание, дву-с--мысленность и т.д. В книге на богатом материале анали-зи-руются приемы сатирического обличения, используемые поэтом. Во второй главе, посвященной приемам обличения, рассматрива-ют-ся 26 различных приемов, отражающих конкретные особенности сатир. Однако автор не делает обобщений с точки зрения теории комического. Многие из указанных приемов представляют собой различные варианты одного и того же приема, некоторая их часть связана с сюжетом и композицией произведе-ния.
Видный исследователь К.Мамедов посвятил ряд ценных моно-графий жизни и творчеству таких выдающихся представителей азер-байджанской литературы, как Г.Закир, Н.Везиров, А.Ахвер-диев, Ю.В.Чеменземинли. Эти писатели жили примерно в одно и то же время и воспитывались в одной и той же среде. Все они бы-ли великими мастерами комического искусства. Поэтому исследо--
1 А.Мирахмедов. Поэт, призванный революцией. –Баку, 1964, с.85-86.
2 Ъяфяр Хяндан Щаъыйев. Сабир йарадыъылыьынын сяняткарлыг хцсусиййятляри. –Бакы, Азярняшр, 1962.
ватель стремился выявить практическое значение средств и при-емов комического в языке драмы, прозы и поэзии, дать оценку их общеэстетической роли, обратить внимание на технику построения комического. К.Мамедов, связывавший общий дух языка А.Ах--вердиева с сатирой, юмором и иронией, высокую оценку дает ро-ли метафор, аллегорий, уподоблений и контрастов в художественном языке писателя. Рассматривая язык драматургии Н.Ве-зи-рова, взгляды которого на литературный язык совпадали со взгля-да-ми молланасреддинцев, он говорит о том внимании, с каким пи-са-тель с юных лет относился к типизации речи образа, в теоре-ти-ко-эстетическом плане анализирует роль диалектизмов, идиом, прок-лятий, вульгаризмов, пословиц и поговорок, комических рече-вых деталей, заимствований, многозначности собственных имен и про-звищ, диалогов в художественном творчестве драматурга1.
В своих последующих исследованиях К.Мамедов более углуб-ленно рассматривает некоторые вопросы теории комического на мате-риале народной сатиры. Автор, анализирующий пословицы и по-говорки как средства сатиры, пишет: «Значительную часть древ-ней-шего жанра азербайджанских пословиц и поговорок состав-ляют пословицы и поговорки сатирического содержания»2. Здесь автор в принципе верно обосновывает ту мысль, что определенная часть пословиц и поговорок имеет комическую природу. Идентичны взгляды автора и на природу афоризмов, идиом, крылатых слов, эпиграфов и т.п.
Статьи и книги Т.Гаджиева, посвященные технике сатиры Са-бира, представляют ценность как первый опыт исследования эзо-повской манеры в нашей литературе в теоретическом аспекте3.
На языковом материале «Молла Насреддина» и молланасред-динцев Т.Гаджиев раскрывает комическую силу слова. В его рабо-тах нашли художественно-эстетическое объяснение стилистико-комические возможности собственных имен в творчестве Сабира,
1 К.Мяммядов. Няъяфбяй Вязиров. – Бакы, 1963, с.234-262.
2 К.Мяммядов. XIX яср Азярбайъан шериндя сатира. – Бакы, 1975, с.4.
3 Т.Щаъыйев. Езопун дили иля данышаркян. – «Улдуз», 1967, №5; Инги-лаби-сатирик цслубда езоп манералары. «Ъялил Мяммядгулузадя» (Мягаля-ляр вя хатиряляр), Азярб.ССР ЕА няшри. – Бакы, 1967, с.229-248; Сатира ди-ли, АДУ няшри. – Бакы, 1975; Сабир: гайнаглар вя сяляфляр. – Бакы, «Йазы-чы», , 1980 вя с.
комический характер заимствований и жаргонизмов. Автор на ма-териале творчества Сабира и Мирзы Джалиля рассматривает типи-чес-кие образцы стилистических соответствий в сатирических сти-хах и сатирико-публицисти-ческих произведениях. Правда, основ-ные факты, рассматриваемые в этих работах, относятся к твор-чес-т-ву Мирзы Джалиля и в особенности к творчеству Сабира. Кроме того, не охвачены все языковые средства комического. Однако, ана--лизируя целый ряд особенностей манеры письма молланасред-динцев, автор делает весьма ценные с научной точки зрения обо-б-ще-ния. Эти особенности, связанные с общей манерой письма мол-ла-насреддинцев, отмечаются во введении к книге «Язык сатиры»: «В подходе к исполь-зованию языкового материала наблюдается об-щая молланасреддинская манера. Эта манера объединяет всех молланасреддинцев».
Сатирические стихи Сабира как ярчайшие образцы высокой об-личительной сатиры характеризуются богатством художест-вен-но-го языка, разнообразием образных средств и приемов, создаю-щих искрометное комическое впечатление. Р.Магеррамова, иссле-до-вавшая художест-вен-ный язык великого сатирика, лексико-фра-зе-о-логический материал его произведений, в своих книгах1 прис-таль-ное внимание уделяет мастерскому обращению поэта со словом, всесторонне анализирует лексику и фразеологию его стихов, рассматривает в языке сатиры роль и стилистические возможности си-нонимов, омонимов, антонимов, бытовой лексики, терминов, диа--лектизмов, архаизмов, арабских, персидских, русских и европейских заимствований. В этих работах сатирический язык поэта исследуется в связи с историей азербайджанского литературного языка, попутно уделяется внимание роли лексических и фразеологических средств в создании комического. Особенно удачным с точки зрения соответствия исследования общему духу сатирического произведения в книге «Язык Сабира» может считаться анализ лексических и фразеологических средств в плане их возможнос-тей создания комического. В заключительной части данной кни-ги ав-тор, наряду с исследованием экспрессивно-эмоциональ--
1 См.: Р.Мящяррямова. Сабирин сатирик шерляринин лексикасы. – Ба-кы, Азярб. ССР ЕА няшри, 1968; Сабирин дили. – Бакы, Маариф, 1976.
ных слов и фразеологических выражений, особое внимание уделяет ироническим и двусмысленным словам в языке поэта, стремясь на конкретных примерах выявить особенности использования поэтом слов и выражений в качестве средств комического.
Комедии С.Рахмана всегда привлекали внимание богатством средств и приемов комического. Эта черта была отмечена М.Ма-ме-довым и А.Сафиевым, исследовавшими комедийное творчество пи-сателя и высказавшими определенные суждения об использо-ван-ных им средствах и приемах создания комизма. Рассмотрев роль и значение комического в нашей литературе, в особенности в твор-честве С.Рахмана, М.Мамедов дал всесторонний анализ некоторых теоретических проблем эстетики, высказал ряд ценных суждений о сущности, формах и способах проявления комического. Автор, высоко оценивший силу смеха, писал: «Для отрицательных героев комедий есть нечто пострашнее трагической смерти – огня, яда, кинжала, виселицы: быть пригвожденным к позорному столбу, стать мишенью для смеха, издевательств, презрения и ненависти»... «Разнообразные и богатые формы комедийного искусства, средства выражения и способы вызывания смеха показывают, что между юмором и сатирой существует вереница богатейших промежуточных средств и приемов осмеяния»1. Характеризуя две формы комического – сатиру и юмор, М.Мамедов пишет следующее о средствах сатирического обличения: «Сатира представляет собой наиболее выпуклую, наиболее резкую форму критического отношения к негативным явлениям жизни, к отрицательным чертам характера. Поэтому здесь мы видим выпуклость и самого художественного описания, выразительных средств, красок, способа и принципа письма, нередко носящего крайне острый характер. Художественная гиперболизация, гротеск представляют собой язык сатиры, способ его выражения»2.
В книге «Эстетические проблемы азербайджанской драматур-гии» (Баку, 1968) М.Мамедов развивает и углубляет эти мысли. Исс-ле--дования в области теории комического применительно к на-цио-нальной драматургии способствовали дальнейшему разви-тию

1 Мещди Мяммядов. Щяйат вя сянят йолларында. – Бакы, Азярняшр, 1965, с.157.
2 Там же, с.162.
азербайджанской эстетической мысли. Правда, ученого-искусство-веда больше интересовали идейно-эстетические проблемы в коми-ческих произведениях, поэтому он не останавливался специально на художественных средствах и приемах комического.
Всестороннее исследование комедий С.Рахмана представлено в трудах А.Сафиева, анализировавшего все вопросы, связанные с ко-мическим у С.Рахмана, в том числе со средствами и приемами ко-мического. Это первый опыт обстоятельного разбора средств и приемов комического на материале художественного языка с пози-ций современной эстетики. Приемы комического исследователь определяет следующим образом: «В своих комедиях С.Рахман ис-пользует различные приемы создания комической ситуации. В творчестве С.Рахмана чаще всего встречаются такие художествен-ные приемы, как недоразумение, комические контрасты, саморазо-блачение, обличение друг друга, комические детали, параллели с миром животных, физическая ущербность (рассеянность, глухота, слепота и т.д.), ситуации, в которых одно лицо принимается за дру-гое, вольное или невольное введение персонажем в заблуждение других лиц и т.п.»1. А.Сафиев кратко останавливается на каждом из этих приемов и анализирует их на основе фактов, предоставляемых комедиями С.Рахмана.
Отмечая большую роль языка в создании комического, А.Са-фиев пишет: «Наряду с обстоятельствами и ситуациями, язык так-же должен рассматриваться как средство выражения комическо-го». Поэтому он счел необходимым на материале языка комедий С.Рахмана исследовать коми-ческие диалоги как источник драма-ти-ческого действия, речевую характе-ристику образов и при-е-мы соз-дания комического эффекта языковыми средствами. Он отме-чает традиционные способы создания комического эффекта рече-вы-ми сред-ствами: «Существуют традиционные способы создания ко-мического эффекта речевыми средствами: игра слов (каламбур), художественная гипербола и литота, внезапное нарушение стиля ре-чи – смешение в речи различных стилей, алогичность речи, не-уместное использование профессионализмов, употребление в обыч-
1 А.Сяфийев. Комиклийин ифадя васитяляри. –Азярб. ССР ЕА-нын Хябяр-ляри (Ядя--бий-йат вя инъясянят серийасы), 1973, №1, с.24-25.
ной речи оборотов официально-делового стиля, пос-ловицы и пого-вор-ки, раскрытие характеров посредством образных народных вы-ражений и т.д.»1.
Классификация А.Сафиева, сближаясь с классификацией Ю.Бо--рева, пред-ставляется самобытной вследствие оперирования нацио-нальными фак-тами. Однако здесь, как и у Ю.Борева, не делается попыток разграничения средств и при-емов комического.
Статья А.Джавадова «Язык сатиры и юмора» привлекает вни-мание стремлением решать некоторые теоретические проблемы комического, связанные с его языковыми средствами. Автор ука-зывает, что в создании комического в художественных произведе-ниях используются «лексические, синтаксические, фонетические и некоторые морфологические средства»2, и тем самым верно опре-деляет круг языковых средств комического. Однако ему не удается дать системный анализ этих средств: исследуются лишь некоторые из них. А.Джавадов отмечает следующие виды средств комическо-го: инто-нация (1), введение в текст слова, относящегося к другому стилю (2), калам-буры (3), нарушение строя предложения, порядка слов в предложении, логи-чес-кой последовательности между пред-ложениями (4), диалектизмы (5), грубые выражения (6), словотвор-чество (7), пародия (8), создание комического эффекта путем недо-разумений (9), фразеологические выражения (10).
Роль интонации как фонетико-синтаксического средства в язы---ке сатиры, безусловно, велика. Она служит для создания иноска-зания, двусмысленности, иронии и сарказма. Один из широко распространенных приемов комического – прием связывания неожидан-ных предметов и явлений. Пародия также входит в состав прие-мов комического. А создание комического эффекта путем не-по-нимания друг друга связано с манерой недоразумения. Та-ким об--разом, остаются фактически лишь два вида средств комичес-кого, и они связаны с ролью лексических и фразеологических еди--ниц. Вве-дение в текст слов других стилей, каламбуры, диалектиз-мы, сло-вотворчество – все это являет собой модификации использо-вания слова как средства комического. Грубые же выражения от-
1 А.Сяфийев. С.Рящманын комедийалары (намизядлик диссертасийасы). –Бакы, 1967, с.302.
2 Азярбайъан бядии дилинин цслубиййаты (очеркляр). – Бакы, Елм, 1970, с.33.
носятся к фразеологическим вульгаризмам. А.Джавадов пишет: «В са-тирических произведениях для создания ко-ми--ческого эф-фекта ис-пользуются иносказание, ирония, двусмысленность, ги-пер-боли-зация, введение в текст неожиданного слова и каламбуры»1. В этом перечне иносказание, ирония, двусмысленность, гипер-болиза-ция относятся, конечно, к приемам (отнюдь не к средствам) созда-ния комического эффекта.
Книга Ахада Гусейнова «Жажда творения» написана с большой любовью к искусству Мирзы Джалиля. Эта книга может считаться значительным шагом в изучении сатирического творчества велико-го демократа, эстетических особенностей его комического искусст-ва. Несмотря на то, что целью автора не являлось исследование средств и приемов комического, в этой книге на высоком научном уровне в тесной связи с сатирическими произведениями мировой литературы анализируются основные приемы обличения и средства комического, присущие публицистике Дж.Мамед-ку-лу-за-де. В пер-вой части «Особенности мастерства публицистики Дж.Ма---медкулузаде»2 рассматривается роль в языке сатиры слов, вы-ражений, пословиц и поговорок, афоризмов, эпитетов, сравнений и метафор, всесторонне исследуются такие приемы обличения, ис-пользованные в сатирической публицистике художника сло-ва, как эзоповская манера, ирония, гротеск. Однако, в связи с тем, что ав-тор выдвигает свое понимание творчества Мирзы Джалиля, отме-ченные им приемы обличения не всегда соответствуют известным положениям теории эстетики. На наш взгляд, средства и приемы комического, используемые в мировой литературе, в основном, должны совпадать. Различие здесь может наблюдаться лишь в на-циональных чертах национальных литератур. В истории же нашей филологической и эстетической мысли отсутствуют общие прин-ципы и подходы к проблеме. Каждый исследователь «от-крывает» свои «приемы обличения». Между тем все эти приемы вполне под-даются систематизации и обобщению.

1 Азярбайъан бядии дилинин цслубиййаты (очеркляр). – Бакы, Елм, 1970, с. 33.
2 Я.Щцсейнов. Сянят йаньысы. – Бакы, Йазычы, 1979, с. 17-360.
В азербайджанской филологии существуют и иные высказыва-ния1 относительно средств и приемов комического. Однако до сих пор никто не предпринимал попытку осуществить комплексное исследование технических приемов выражения комического и сред-ств реализации этих приемов.
Наряду с приемами комического, богатством и разнообразием в художественном языке отличаются его языковые средства. Обстоя-тельное системное изучение всех этих средств и приемов пред---полагает привлечение к анализу богатейшего языкового материала от Физули до наших дней.
***
Азербайджанский язык обладает богатыми возможностями вы-ражения коми-чес-кого. Задача писателя-сатирика состоит в том, чтобы максимально использо-вать эти возможности. Однако неред-ко писатели забывают об этом, и их произведения в художествен-ном отношении выглядят слабыми, лишенными сатирической ост-роты. Значительность же произведения зависит прежде всего от стиля и языка. Произведение писателя, не сумевшего использовать богатые возможности языка, никогда не будет пользоваться успе-хом. В свое время об этом хорошо сказал А.П.Чехов: «Знаете, пре-жде всего о начинающем писателе можно судить по языку. Если у автора нет «слога», он никогда не будет писателем. Если же есть слог, свой язык, он как писатель не безнадежен. Тогда можно рас-суждать о других сторонах его писаний»2.

1 См.: М.Ш.Ширялийев. Сабирин дили щаггында бязи гейдляр. – «Азяр-байъан», 1963, №3; А.Ахундов. Дил вя цслуб мясяляляри. – Бакы, 1970; йеня онун: Дилин ес-тетикасы. – Бакы, Йазычы, 1985; Й.Сейидов. Йазычы вя дил. – Ба-кы, Йазычы, 1979; Н.Аббасова. Ъ.Ъаббарлынын пйесляриндя каламбур, бунларын семантик тящлили. «Азяр-байъан дили вя ядябиййат тядриси», 1974, №3; М.Адилов. Сяняткар вя сюз. – Бакы, Йазычы, 1984; Т.Яфяндийева. Азяр-бай-ъан дилинин лексик цслубиййаты. – Бакы, Елм, 1980; А.Абасов. Ц.Щаъыбяйовун сяняткарлыьы. – Бакы, Эянълик, 1976; Е.Ялибяйзадя. Азярбайъан ядяби дилинин инкишафында Ъ.Мяммядгулузадянин ролу. –Азярб. ССР ЕА Ядя-биййат вя Дил Институтунун ясярляри, 6-ъы ъ., 1954, с.158-170; М.Ъащанэиров. Поетик-сатирик цслубун бязи хцсусиййятляри щаггында. – Азярб. ССР ЕА-нын Хябярляри. Ядябиййат, дил вя инъясянят серийасы, 1972, №1 вя с.
2 Русские писатели о языке. Л., изд-во «Советский писатель», 1954, с. 666.
Для определения средств и приемов комического недостаточно про-вести лингвистический анализ небольшого юмористического расс-каза. Ясное представление об этом может создаться лишь в ре-зультате изучения особенностей значительных сатирических про-из-ведений, отличающихся богатством языковых фактов.
Комическое в сатирических произведениях можно обнаружить в любом элементе – начиная от простых слов, имен и прозвищ, вы-ражений и оборотов, пословиц и поговорок, афоризмов, комиче-ских повторов, от видов метафоры до литературных цитат, ввод-ных слов и предложений, слов, выражающих оценку, одобрение, эпиг-рафов. Сатирик может использовать в обличительных целях и словообразовательные средства языка.
В значительных сатирических произведениях находит отраже-ние богатство выразительных средств общенародного языка. По-это-му в подобных произведениях наблюдается более тонкое ис-поль-зование лексических, фразеологических и грамматических осо----бенностей общенародного языка. Исследование особенностей язы-ка и мастерства талантливых юмористических и сатирических произве-дений выявляет безграничные возможности общенародного языка. В процессе подобного исследования в определенной степени конкретизируются индивидуальный стиль писателя, особенности его творчества. Средства и приемы комического при этом составляют неразрывное единство.
Возможно узкое и широкое понимание термина «средства ко-ми-ческого». Все, что способствует созданию комического эффекта, в широком смысле может считаться средствами комического. Средства комического в широком смысле включают разнообразные предметы и их детали. Так, например, Керемов (комедия «Свадьба») рядом с портретами руководителей повесил на стене и свой портрет, и эта комическая деталь, безусловно, есть средство комического. Однако, говоря о средствах комического, мы имеем в виду прежде всего его языковые средства и считаем необходимым проводить исследование именно в этом направлении. В этом случае несколько конкретизируется само понятие «средство».
Круг средств комического известен: сюда относятся все значи-мые единицы языка – слова, выражения, словосочетания, предло-жения и тексты. Безграничны возможности каждой из этих единиц в создании комического. Например, в качестве средства комиче-ского мы отметили языковую единицу, обобщенно именуемую «словом». Роль слова в комическом искусстве значительно возрас-тает. Говоря о роли слова как «средства комического», мы имеем в виду функционально-стилистическую роль общеупотребительных слов, архаизмов и диалектизмов, неологизмов, терминов и терми-нологических слов, профессионализмов, заимствований и вульга-ризмов, жаргонизмов, арготических слов и выражений, собствен-ных названий лиц, предметов и пространства, прозвищ, званий и титулов. Известно, что метафоры, метонимия, сравнения, художе-ственные определения (эпитеты) существенно расширяют семан-тические возможности слова. В сатирическом искусстве широко используются полисемантичность слов, омонимия и синонимия, антонимия и комическая игра слов. Произнесение слов с ирониче-ской интонацией создает безмерное поле для их семантико-комического варьирования. Комический эффект производит также лингвистическое обыгрывание фигуральных выражений и афориз-мов, паремий, фразеологизмов и т.п.
Приемы также разнообразны по своему характеру. Разумеется, в художественном произведении все приемы комического связаны с языком, так как художественное произведение создается на осно-ве языкового материала. Однако не все приемы комического на-ходятся в одинаково активных отношениях с лексическими и грам-матическими средствами языка. Например, ситуативно обуслов-ленные ирония, контраст, комическое преувеличение, умаление, манеры недоразумения, неожиданности находятся в меньшей зави-симости от составных элементов языка.
Средство носит конкретный характер, прием – общий. Одно и то же средство может служить элементом нескольких приемов. На-пример, комический эффект слов может быть использован и в иро-нии, и в формах деформации и др. приемах. Средство вещественно, конкретно; прием же материально «неуловим», он абстрактен. Средства комического налицо: мы их видим, читаем, произносим. Но приемы не выводятся из этих средств: они носят опосредован-ный характер. Так, например, приемом следует считать эф--фект не-доразумения, когда употребление говорящим слова в одном значе-нии и понимание его слушающим совсем в ином смыс-ле становит-ся причиной комической ситуации. Манера недоразумения, однако, вовсе не сводится к одному лишь комизму разной интерпретации словесного содержания. Или же в качестве приема эффект внезап-ности, неожиданности, обусловленный конситуацией, может быть создан самыми различными языковыми средствами.
Средства в высокохудожественном произведении можно упо-добить клеткам тканей организма. В таком случае приемы на базе этих клеток раскрывают комический пафос его «жизнедеятельно-сти». Сила комического произведения, значительность юмора и сатиры зависят от выбора средств, их уместного использования, умелого введения их в текст. В тех случаях, когда произведение не отвечает этим требованиям, комическое бывает бледно выраже-но, сатирический дух – слаб. Это обстоятельство еще раз подтверж-дает неразрывное единство средств и приемов комического. Без комических средств невозможно формирование комического характера и конфликта. Сюжет комического произведения постепенно нагружается средствами комического, которые по общему ходу сюжета обусловливают развитие комических приемов.
Язык сатирических произведений в материальном отношении не отличается от языка несатирических произведений: языковые сред-ства комического тоже состоят из фонетических, лексиче-ских, фразеологических и грамматических средств.
Языковые средства комического охватывают все выразитель-ные сред-ства языка, они идентичны со средствами, используемыми в лирических, эпи-ческих и драматических произведениях, и по ма-териальной оболочке не отли-чаются от них. Фонетические, лек-си-ческие, фразеологические и грамматические средства языка явля--ются материалом для любого произведения. Эти средства исполь--зуются всеми писателями. Однако основной задачей мастера ко-мизма является использование языковых средств в комическом плане; мастер сатиры, создатель юмора должен уметь придавать используемым средствам сатирическую или юмористическую окраску, выбирать те единицы, которые в самом языке имеют комическое качество, окрашивать свое произведение комической интонацией и комическими речевыми средствами.
Таким образом, средства комического определяются двумя су-ществен-ными чертами: интонацией и комическим качеством, фор-ми-руемым в самом языке. Интонация способна любым словам, груп-пам слов, выражениям и предложениям, отличающимся осо-бен-ностями значения и структуры, придавать ироническое, сати-ри-ческое звучание. В зависимости от интонации в ироническом, на-смешливом, издевательском смысле могут употребляться обычные общеупотребительные слова, заимствования, имена и прозвища, слова с религиозным содержанием. Это обстоятельство свидетель-ствует о том, что язык сатиры не нуждается в особом материа-ле, в специфических языковых средствах. Поэтому между фонетически-ми, лексическими, фразео-логическими средствами, исполь-зуемыми в комических произведениях, с одной стороны, и в произведениях лирических, эпических и драматических–с другой, нет различий в формальном плане. Однако это не распространяется на все приемы комического. Комическая окраска языковых средств, достигаемая интонацией, используется главным образом при иносказании, в комических контрастах и эзоповской манере. В других приемах комического интонация не играет подобной ве-дущей роли.
Придавание словам, выражениям, грамматическим средствам по-сред-ством интонации иронического, насмешливого звучания – один из основных методов сатирического описания. Наряду с этим в языке функционирует немало слов, выражений, сравнений и упо-доблений, пословиц и поговорок, афоризмов, которые независимо от интонации в силу своих семантических особенностей вызывают улыбку, смех. Интонация в зависимости от ситуации, обстоя-тельств и условий может придавать языковым единицам иронич-ность, шутливость, в то время как упомянутые языковые единицы обладают комическим свойством сами по себе – без того или иного интонационного вмешательства.
Формы комического создаются на основе средств и приемов. Худо-жественные средства и приемы комического в равной мере обслуживают как юмор, так и сатиру.
Языковые средства комического представляют собой объект линг-вис-тики. Приемы же комического исследуются не только в язы-кознании, но и в литературоведении и эстетике.


© Кязимов Г. Теория комического (проблемы языковых средств и приемов). Баку, «Тахсил», 2004.